Rose debug info
---------------

Ташкент — город заборов

Оригинальная статья. Здесь копия для внуков.

ФОТО: ЗУМА МИРЗАЛИЕВА и «ГАЗЕТА.UZ»

Мы любим городить заборы везде, где это возможно. Огороженные вузы рассказывают нам о доступности высшего образования в стране, медучреждения — о доступности своих услуг, госорганы — о близости к народу. Заборы разделяют «своих» от «чужих». Почему их так много, есть ли им альтернатива и где их допустимо оставить — в колонке дизайнера Азамата Шамузафарова.

Есть только природа и человек, все границы у нас в голове. Но мы воздвигаем их буквально, чтобы они существовали на самом деле.

Есть много исследований о влиянии ограждений на психологическое состояние человека. В основном эти исследования касаются строительства стен на границе двух государств. Израиль с Палестиной десятилетиями не могут договориться о своих территориях. Бывший президент США Дональд Трамп ещё в своей предвыборной кампании говорил о строительстве стены на границе с Мексикой. Берлинская стена в одночасье разделила «своих» от «чужих».

Михаил Горбачев «рассказывает» о падении Берлинской стены
Власти ГДР вели переговоры с ФРГ об экономической помощи в обмен на послабление режима и правил пересечения границы. Берлинская стена пала на день раньше, потому что 9 ноября 1989-го года спикер Гюнтер Шабовски на вопрос журналистов о свободе передвижения в ГДР по ошибке процитировал другой фрагмент из документов: «Немедленно, без промедления».

Социолог Корнелльского университета Кристин Лойенбергер, изучавшая пограничные стены по всему миру, отмечала, что допросы на контрольно-пропускных пунктах могут вызвать чувство унижения, отрицания, гнева или агрессии.

Но мы строим границы не только на стыке двух государств, а внутри одной страны, города и даже улицы. Без некоторых оград действительно не обойтись. Но посмотрим на Ташкент.

Мы видим заборы во дворах многоквартирных домов, вдоль улиц, вокруг хокимиятов, вузов и даже ресторанов. Что вы чувствуете, когда не можете перейти дорогу в нужном вам месте из-за забора? Какие мысли посещают вас, когда на тротуаре то и дело приходится обходить ограждения? Сколько времени вы тратите на обход своего вуза по периметру, когда вам нужно попасть в аудиторию через КПП? Каково вам ждать на холоде той минуты, когда вас вызовут в кабинет специалиста органа исполнительной власти?

В нашем городе заборов слишком много. Так поговорим же о том, почему мы стали жить среди них.

Почему заборов много

Забор — самый простой и незапрещённый способ избавиться от многих проблем.

С его помощью можно перекрыть доступ на территорию или обозначить свою границу. Не придётся гонять детей с придомового участка, если возвести решётки. Пешеходы не станут переходить дорогу в неположенном месте, стоит только оградить проезжую часть от людей. Наконец, всегда спокойнее, когда твоё здание охраняет забор.

Нам не свойственно тратить силы на то, чтобы объяснять другим, как следует себя вести на улице. Чиновники не допускают мысли, что по газону можно ходить, вузы — не место, вокруг которого надо возводить частокол, пешеходов от водителей отделять надо не железом, а кустарником или пространством. Делаем не как хорошо, а как проще.

В столице есть объекты, на которые вы можете смотреть сквозь четыре-пять оград подряд. Но лучше смотреть на город свободно, а не через решётки.

Меньше заборов — больше здравого смысла.

Ряды заборов на новой площади на месте бывшего рынка «Ташсельмаш» на проспекте Мирзо Улугбека.

Мао Цзэдун «рассказывает» о Великой Китайской стене
Миф о видимости стены с Луны появился еще в XVIII веке. На самом деле, стена не достаточно широкая, чтобы ее было видно с такого расстояния. При идеальных условиях её можно разглядеть с низкой околоземной орбиты.

Республиканский центр грудной хирургии им В. Вахидова

Фантастические твари и где их оберегают

«Хрущёвка» с оградкой

Почти в каждом дворе с «хрущёвками» вдоль домов есть небольшие огородные участки. Обычно их ограждают. Только у одного такого дома может быть несколько различных видов оград. Установка заборов не бывает согласованной, поэтому у всех они разного размера, цвета и дизайна. Такие дома больше похожи на лоскутные одеяла, а многообразие оградительных решёток ухудшает вид и может удешевлять стоимость жилья.

В квартире с выходом в сад в многомиллионном городе нет ничего плохого. Палисадники при квартирах первых этажей обеспечивают владельцам приватность. Здесь же можно организовать новый вход в квартиру с улицы и создать место для отдыха на свежем воздухе.

К таким архитектурным решениям прибегают европейские города. Они применимы не только к новым домам и новым кварталам, но и обычным «хрущёвкам», которые распространены и в ГДР.

Приквартирные палисадники расширяют полезную площадь, повышают стоимость жилья и, наконец, просто делают людей счастливыми. Чтобы счастливы были не только жители первых этажей, но и соседи и простые прохожие, выделяемая под палисадники площадь и дизайн оград должны стандартизироваться.

На ограждение придомовых участков у владельцев не всегда может быть разрешение. В махаллях такие палисадники часто перекрывают тротуар, хотя это уже вопрос неправильного планирования улиц. Наконец, придомовые сады почти всегда окружены забором не потому, что владельцы пользуются ими, а просто для того, чтобы ограждения были.

В итоге наши дворы состоят из бетона, заборов и машин. Городским властям нет до этого дела, потому что есть проблемы важнее.

Сознательность есть не у всех, но это пора менять.

Слева детский сад, справа — палисадник за забором. Благодаря растениям ограду не видно. Детсады тоже могут высадить зеленые насаждения вдоль своих заборов. Тогда дети будут проводить 10 часов в день не за решетками, а за живой изгородью как в саду.

Решить проблему разношерстных оград могут и сами жители. Достаточно высадить вокруг этого частокола зелёные насаждения. Они оплетут железные прутья и очистят дворы от визуального мусора, придав им опрятный вид.

В последние дни «благоустройщики» стали бороться не только с ковкой, но и с растениями. Демонтаж незаконно установленных заборов сам по себе ничего плохого не представляет. Разве что это делается нецивилизованно по формальным приказам с формальным исполнением. Чиновникам проще показать фотографии «благоустроенных» дворов, закрыв, таким образом, вопрос.

Скриншот из репортажа пресс-службы хокимията Мирзо-Улугбекского района о «благоустройстве» дворов многоквартирных домов

Разработать стандарты по внешнему виду инфраструктуры жилых районов, составить программу поэтапной ликвидации лишних и неэстетичных заборов, дав гражданам альтернативу в виде утвержденных стандартов и, наконец, реализовать написанное — сложнее. Только вот за что же они получают зарплату с моих налогов? Отчётные фотографии о формальном исполнении может сделать и первоклассник, но глобально вопросы градостроительства так не решаются.

Посмотрим на приятный палисадник за забором. Возможно, забор здесь возвели, потому что хозяева боятся за своих гномов.
Но люди не так плохи, как мы привыкли о них думать. Здесь ограды нет, и несмоторя на то, что палисадник не такой ухоженный, никто не покусился на всю эту керамику.
Красоту можно сохранять и за живой изгородью. Конечно, так её не увидят соседи. Но если огороженная железом красота доступна только себе, почему бы не дать возможность горожанам и своим соседям любоваться хотя бы живой изгородью?

Такие проблемы называются проблемами первого мира: при бедственном положении миллионов людей, вы беспокоитесь, что печенька упала в молоко или о том, что в городе слишком много заборов. «Проблемы» потому так и называются, что первый мир живёт хорошо. Я тоже хочу жить хорошо. Уверен, и вы желаете для себя и близких только лучшего.

Банки

Банкиры тоже любят ставить рёшетки вокруг зданий. Специальное разрешение на установку забора не требуется. Этим пользуются не только все любители перестраховаться. Охрана банка спит спокойнее, если ограждения есть.

«Ипотека банк» на проспекте Мустакиллик без забора.

Некоторые банки работают без заборов, и ничего плохого не происходит: «Ипотека-банк» на проспекте Мустакиллик или «Инфинбанк» на улице Тараса Шевченко.

Наше законодательство не требовательно к установке новых ограждений. Решение об их возведении возложено на того, кому это надо. Вероятно, имеются устаревшие требования к безопасности. Их выполняют, хотя правила пора обновить.

Предположительно, один из первых вариантов проекта и здание, которое построили в итоге.

«Ориент-финанс банк» на улице Осиё ограничился небольшим забором перед зданием. Его даже сложно сразу заметить с улицы. Вместо частокола по периметру — низкая ограда, разбавленная цветами. Такое решение с использованием малой архитектуры позволяет разделить потоки прохожих, водителей и клиентов банка. А также установить ограничения, максимально скрывая недостатки использования оград.

Вероятно, сначала проектировщики планировали поставить стандартный банковский забор. Благо, потом они передумали. Здесь есть настоящий сейф с огромной бронированной дверью, а традиционных решёток — нет. Это современная архитектура.

Напротив парка «Ашхабад» находится отделение «Капиталбанка», которое плохо видно за решётками. Высокие ворота напоминают неплохую версию ворот Зимнего дворца в Петербурге.

Али I ар-Рашид «рассказывает» о гаремах Марокко
В Марокко есть мечеть Аль-Кутубия высотой 66 м. На протяжении 600 лет на вершину минарета разрешалось подниматься только слепым муэдзинам, потому что с ее вершины открывался прекрасный вид на огороженные высокими стенами дворики гаремов.

Через дорогу от «Капиталбанка» расположен «Азия альянс банк», который не уступает в железной изгороди своему соседу. В банки заходить не хочется, потому что они дали понять, что ограда для них важнее новых клиентов.

Когда у нас в последний раз грабили банк? Не отвечайте.

Частные и государственные медучреждения

Мы часто вынуждены обращаться за лечением. Новые частные клиники не против успокоить себя железной оградой. Государственные больницы и поликлиники тоже городят вокруг себя решётки.

Но не все клиники окружены железным лесом. Они работают как обычно и не испытывают с этим проблем. Значит, дело не в заборе.

Ниже мы представили список объектов, вокруг которых решётки могут остаться или даже желательны. Медучреждения к таковым не относятся, поэтому забор вокруг них следует убрать.

  1. Республиканская клиническая больница № 1. 2. 54-я семейная поликлиника. 3. Больница № 4 им. Иргашева. 4. Семейная поликлиника № 42 Шайхантахурского района

Частные и государственные медучреждения

Мы часто вынуждены обращаться за лечением. Новые частные клиники не против успокоить себя железной оградой. Государственные больницы и поликлиники тоже городят вокруг себя решётки.

Дональд Трамп говорит о себе в третьем лице
Трамп обещал построить стену на границе между США и Мексикой в ходе своей предвыборной кампании в 2016 году. Он вводил режим ЧП на территории страны, чтобы перераспределить средства из других проектов. К концу его президентского срока строительство стены так и не было закончено.

Но не все клиники окружены железным лесом. Они работают как обычно и не испытывают с этим проблем. Значит, дело не в заборе.

Ниже мы представили список объектов, вокруг которых решётки могут остаться или даже желательны. Медучреждения к таковым не относятся, поэтому забор вокруг них следует убрать.

Железные прутья на каждом шагу засоряют город визуальным шумом, бессмысленными ограничениями. Кроме того, решётки требуют дополнительных расходов на установку и содержание.

Заграждения позволяют строго контролировать вход и выход с территории. Все сторонние потоки движения начинают проходить через установленные разрешённые места. Сложно объяснить такую страсть к контролю чем-то иным, кроме недоверия и подозрения посетителей в том, что они задумали нехорошее.

В будущем, которое нам рисует реформы, нет места подобному мышлению и отношению. Если руководство на всех уровнях хочет, чтобы мы ему поверили, следует показать, что оно тоже нам доверяет.

Малая часть стадиона «Бунедкор»

Стадионы

Стадионов у нас немного, зато они большие и привлекают к себе внимание. Такие сооружения занимают большую территорию. Решётки, которые их окружают, соответственно, растягиваются по всему периметру. От них также необходимо избавиться.

Ограждения можно использовать для ограничения доступа к технической части стадиона или к открытым футбольным полям. Но у нас обычно опоясывают весь периметр, чтобы в принципе не подпускать людей на территорию, когда на стадионе ничего не происходит.

Охранять проще, если отодвинуть всех людей за ограду. Встречают входящих всегда на улице — подальше от самого здания. Нельзя как свободный человек пройти к зданию, которое работает на мои налоги — это не та жизнь, ради которой хочется их платить.

Открытое футбольное поле стадиона «Текстильщик» использует традиционные тяжелые ограждения вместо легкого и менее заметного еврозабора

Борис Лахман «рассказывает» про советский забор
Вездесущие бетонные панели с ромбиками — забор эпохи позднего СССР. Его автор — архитектор Борис Лахман — придумал его в 1969 году. Десятилетиями унылые бетонные панели считались неотъемлемой частью промышленных и городских ландшафтов советских городов. Официальное название — ПО-2 (плита ограды).

Не хочется вспоминать нашу традицию оставлять главный вход для важных гостей, а всё остальное время пропускать всех через задний вход. Но отношение к гражданам как к потенциальным преступникам растёт оттуда же.

КПП никто не мешает сделать внутри здания. В Узбекистане расставлено столько будок, словно мы ждём нападения неприятеля. В последние годы число сторожевых пропускных домиков растёт: стадионы, вузы, госорганы, хокимияты, парковки и даже Регистан.
Вузы
Большинство вузов, у которых есть территория перед главным зданием построили ограду и вынесли КПП на улицу. В каком обществе мы живём, если нельзя, не привлекая внимания, пройти в здание вуза?

Забор вокруг университета или колледжа облегчает работу только небольшой части людей. Зато все остальные ограничены в передвижении. Вуз тратит деньги на установку и содержание конструкции. И главное — мы показываем плохой пример.

Институт ирригации — лучший образец того, как делать не надо. Посчитайте сколько в кадре поместилось заборов и оград. Высокая ограда идет по всему периметру института. К знаниям в образе книг нет прямого доступа. Стремимся ли мы ограничить образование в республике?

Политехнический, Ирригационный, университет Журналистики, институт Мировых языков, Сингапурский, Финансовый, Текстильный, вся территория ТашГУ — за заборами. Всё перечислять смысла нет. Мы уже представили масштаб бедствия.

Университет информационных технологий убрал прежний решётчатый забор и ограничился невысокой оградой.

Университет информационных технологий им. Хорезми убрал решётки. Он ограничился уступами, чтобы сберечь свой газон, и продолжает работать.
Достаточно посмотреть имеет ли вуз ограждения, чтобы понять, что в голове у его руководителя.

Согласно разработанному турецкой компанией проекту, университет «Акфа» не планирует ограждать территорию решетками, как это принято во многих государственных вузах сейчас (нажмите, чтобы приблизить). Источник

Заборы вокруг вузов и колледжей необходимо убрать. Мы показываем студентам плохой пример и недвусмысленно намекаем на доступность высшего образования в Узбекистане.

Финансовый институт бережёт государственное имущество проверенными способами. Газон охраняется стражниками с пиками. Можно подумать, что в городе регулярно пасут овец, но нет — это просто глупые решения. С левой стороны пешеходов защищает ограда от безумных водителей. Об эффективности ограждений вдоль дорог поговорим ниже.

Студенты — будущее страны. В таких ли условиях мы хотим их обучать и в таких ли условиях они хотят учиться? От чего вузам защищать свою территорию? Студенты не захватят столовую или библиотеку. За кого мы их принимаем, если они должны ходить за знаниями и сообществом единомышленников через КПП?

Свободные взрослые люди не должны учиться за оградой как в тюрьме. Разве можно построить великое будущее, когда строители находятся за решётками?

Вид на Стенфордский университет без забора и КПП (нажмите, чтобы приблизить}. Справедливости ради следует отметить, что подобные свободы позволяют себе только современные вузы. Более традиционные университеты с вековой историей, как, например, Гарвард, щепетильно относятся к своему внешнему облику и оставляют оригинальные ограды. При этом, на входах нет пропускных пунктов и проход свободный для всех.
Вероятно, самая длинная ограда (фрагмент) вдоль проспекта Мустакиллик. Её протяженность почти в 1000 м.
Фото: Азамат Шамузафаров

Газон

Одно из немногих мест в городе, где посажен газон и не окружён оградой — Дворец форумов. Площадь и дорожка вокруг него — одно из лучших мест в Ташкенте. Многие любят там гулять. Но газон там посадили для красивого вида, а не для вас. Кажется, что здание круглосуточно охраняется, чтобы мы не наступали на траву. Выглядит как дорогой сервиз в серванте для гостей.

Однажды я наблюдал, как нацгвардейцу, охранявшему дворец, не удавалось согнать с газона девушку. Она хотела просто полежать, а он попросил местного садовника включить фонтанчики. Девушка перекатилась на границу газона с брусчаткой. Но и там капало. Они победили.

Газон — это просто трава. Здание Дворца форумов носит символическое, а не практическое значение. Делает ли это его газон неприкасаемым?

Фото: gelio.livejournal.com

Все остальные зеленые участки в городе, как правило, окружены оградой. Даже если за ними уже никто не ухаживает.

Ограждения вокруг газона Ташкентского финансового института.

Вокруг конгресс-холла в парке «Ташкент-сити» ограждений нет, хотя газон есть. Там знают, что ограда вокруг газона — это устаревшее мышление, а не просто частокол. Правда, прогуливающихся все равно постоянно сгоняют с газона свистком. Невозможно расслабиться, представив, что находишься в свободной стране.

Конгресс-холл

Когда различные социальные группы, живущие в городе, разделены стенами и мерами безопасности, их поведенческой моделью становится сегрегация, а не совместное проживание, говорится в исследовании ЮНЕСКО. Пешеходы и водители питают друг к другу негативные чувства, газоны доступны только в парках, добраться до которых могут не все.

Такое устройство города программирует людей на соответствующее мышление. Я больше чем уверен, что человек не будет мыслить свободно, если его везде окружают заборы. Моисей 40 лет водил рабов по пустыне.

Забор Министерства иностранных дел растянулся на 160 м вдоль проспекта Амира Темура и примерно на 500 м по периметру территории.

Ограждения вдоль улиц

В центре города много улиц, огороженных от пешеходов. Кто-то считает, что установка оградительных сооружений уменьшает число ДТП с пешеходами. Звучит вполне логично, но настоящие причины проблемы давно известны. Нелишне будет повторить.

Пешеходы и скорость

Пешеходы выходят на проезжую часть потому, что в городе недостаточно наземных пешеходных переходов. Их необходимо делать регулируемыми, если дорога шириной более двух полос.

Чтобы водители не сбивали пешеходов, нужно снизить максимальную допустимую скорость в населённом пункте до 50 км/ч. Исследования показывают, что при езде до 50 км/ч вероятность сбить человека насмерть уменьшается до 40%.

Сравнение скорости транспортного средства с вероятностью травм и гибели пешеходов
Источник: Министерство транспорта США, Vehicle Travel Speeds and Pedestrian Injuries, март 2000 г.

Наши максимально допустимые 70 км/ч — один из самых высоких показателей в мире. В европейских странах ограничение скорости в населённых пунктах — 50 км/ч и ниже.

Вождение автомобилей в городе на скорости выше 50 км/ч представляет бóльшую опасность, чем пешеходы и улицы, не огороженные заборами.

Многие водители будут против снижения скорости. Не для того они покупали машины, чтобы ездить так медленно. Стоит помнить: против они ровно до несчастного случая, от которого никто не застрахован с такой ситуацией на дорогах.

Улица Мукими.

Ким Чен Ын «рассказывает» о стене между двух Корей
Электрические заборы в наше время используют против овец и динозавров. Но на границе между Южной и Северной Кореями есть забор под напряжением. Он сдерживает порывы людей пересечь границу. Пока у северян есть электричество, забор будет работать.

Альтернативы

Ещё три года назад ГУВД Ташкента изучало мировой опыт по ограничению скорости.

«Я думаю, что в этом направлении, с изучением международного опыта, мы будем работать и прорабатывать [вопрос снижения скорости]», — сказал тогдашний замминистра МВД, начальник ГУВД Ташкента Рустам Джураев. С тех пор ситуация не изменилась.

Много лет тому назад считалось, что для решения проблем с пробками нужно строить больше широких дорог. Но машин много не бывает. Современный мир это понял, стал грамотно усложнять условия для водителей и дал им альтернативу — предсказуемый общественный транспорт, хорошие тротуары и велоинфраструктуру.

Ограждения вдоль улиц не гарантируют, что никто не будет перебегать дорогу в этом месте. Но они создают мнимое ощущение безопасности у водителя.

Когда автомобиль на высокой скорости врезается в забор, детали конструкции разлетаются в стороны и могут убить пешеходов, которые были на тротуаре и ничего не нарушали. Такие случаи уже известны в России. Не хочется проверять их на наших гражданах.

Дополнительно ограждения вдоль улиц сделаны с шипами, чтобы у пешеходов не было желания перелазить через них. Однако если упасть на такую ограду в случае ДТП или несчастного случая, ваши шансы остаться в живых так же высоки, как вероятность того, что скоро мы начнём избирать хокимов.

Представьте, что третий Ренессанс уже наступил. Коррупция побеждена, экономика идёт в гору, у всех равный доступ к качественному образованию, а газ, свет и интернет есть везде.

На этом фоне я был бы совершенно спокоен за безопасность велосипедистов и потенциальную судимость водителей. Потому что любой ренессанс подразумевает развитие общества. Сегодняшние заборы таким людям покажутся избыточными. Допустим такую крамольную мысль — меньше ограждений, — и очередное возрождение станет ближе.

Как живут наши высокоразвитые потомки? У них узкие улицы с выделенной полосой для общественного и спецтранспорта. Максимальная скорость движения в городе снижена до 50 км/ч. Ограждения вдоль улиц демонтированы.

Королева Виктория «рассказывает» о самом длинном заборе в мире
Дикие собаки динго мешали австралийским фермерам, разводящим овец. Для решения проблемы в 1885 году построили забор, защищающий пастбища. Конструкция растянулась на 5614 км и стала самым длинным забором в мире.

Где найти хокима для работы

Правительство строит заграждения везде, где может. Олий Мажлис, многие министерства и большинство хокимиятов защищены металлическими конструкциями как от врагов. Это просто места, где работают чиновники на деньги с наших налогов в наших интересах. Но на вид что ни здание, то казначейство.

Хокимият Ташкента охраняет длинный забор. Интересно, что рядом с ним находится «Пойтахт-банк», вокруг которого нет никаких оград. Хокимият бережёт себя больше, чем банк с деньгами, хотя мирное небо раскинулось над всеми.

В 2018 году администрация Чиланзарского района избавилась от решёток, чтобы стать ближе к гражданам. Кажется, городской хокимият на это пока не решился. Для входа в его здание нужно пройти два пункта охраны. Можно было бы убрать забор, как это сделал младший брат городской администрации — хокимият Чиланзарского района, и ограничиться внутренним контролем. Так происходит в странах с маленьким КПП и высоким ВВП.

Мирзо-Улугбекский хокимият окружил свои владения длинным высоким забором и закрыл вход с главной улицы, отправляя всех вокруг на парковку через КПП
Яккасарайский хокимият работает без заборов и никто не пострадал

Своими заборами власть показывает, что не может заставить закон работать, не может решиться сделать город комфортнее для пешехода. Чиновники, принимающие решения об установке ограждений, не видят их. Они не видят город глазами пешехода, потому что между зданиями передвигаются на солидных черных «Малибу».

Чиновникам стоит помнить, что за их заборами гуляют соратники, а не враги. Не нужно их бояться.

Си Цзиньпин «рассказывает» о Большом Китайском файрволе
«Великий китайский файрвол», он же «Золотой щит», успешно блокирует основные западные сайты: все сервисы Google, Facebook, Twitter, Youtube, Blogger, Wordpress и другие ресурсы. После «революции зонтиков» в Гонконге заблокировали и Instagram. С перебоями работают мессенджеры Viber и KakaoTalk. Line заблокирован. Чтобы воспользоваться сервисами на территории КНР, нужен VPN.

Где забор оправдан?

Ограда в том или ином виде — хорошее изобретение. В свое время она позволила выжить нашим предкам. Поэтому теперь я могу писать о том, что её надо выпилить. Но речь в тексте идёт не о том, чтобы убрать вообще все заборы в стране, а только те, которые не нужны.

Все организации, где несовершеннолетние проводят много времени, следует ограждать в интересах детей. Архитектурные памятники — можно выборочно.
Сады требуют специального ухода, занимают большую территорию, следить за которой непросто, и не рассчитаны на бесконтрольное посещение посторонними.

Зелёные парки без аттракционов необходимо освободить от ограждений, но парки с оборудованием стоит оставить под охраной.

В список исключений, где не требуется демонтаж, стоит отнести перечисленные ниже объекты. Если здания и территории сейчас не окружены ограждением, можно так и оставить. Но при необходимости заборы для этих объектов допустимо использовать.

  1. Школы, учебные центры для детей, детские сады, центры дошкольного образования;
  2. Промышленные объекты и склады;
  3. Объекты, представляющие прямую и очевидную угрозу здоровью и жизни;
  4. Военные, стратегические и секретные объекты;
  5. Объекты с вооруженной охраной;
  6. Мосты, переходы, ограждения у водоёмов в черте города (вдоль рек, каналов, озер);
  7. Площади с перепадом высот от 30 см и более (парковки, смотровые площадки);
  8. Архитектурные памятники;
  9. Городские парки с аттракционами;
  10. Зоны отдыха и спортивные площадки;
  11. Внутренняя территория частных участков;
  12. Ботанические и плодоовощные сады;
  13. Дороги, предназначенные для передвижения транспорта на скорости выше максимально допустимой скорости езды в городе;
  14. Строительные участки с действующим строительством.

Необходимо повсеместно убрать лишние ограждения и переключиться на современное мышление.

Участок канала огорожен только с одной стороны. Безопасность же с обеих сторон сделает замечательную прогулочную зону. Пусть она будет небольшой, но приятной и неожиданной. Такие мелочи украшают город и делают его дружелюбнее.
Фото: Азамат Шамузафаров

Требования к ограждениям

Обозначать ограничения можно без использования ограждений. Они могут быть заметными и понятными, не создавая при этом визуальный шум, не закрывая обзор и не довлея над горожанином.

Самое простое решение — кустарники. У нас достаточно зелени, которая растет в неприхотливых условиях. Необязательно тратить много денег на озеленение: можно сажать их с шагом в несколько метров. Так вид будет более дружелюбным.

Использование полусфер и металлических столбиков не где-то далеко, а на улицах парка «Ташкент-сити».

Дополнительно можно использовать низкую преграду с насыпью или садом камней. Достаточно показать, куда не нужно наступать — нет необходимости буквально создавать максимально возможные препятствия, которые нельзя преодолеть.

Хорошо работают декоративные столбики или полусферы. Они препятствуют проезду автомобилей и защищают пешеходов лучше, чем привычная нам ограда. К установке таких решений уже прибегают в частном секторе или при строительстве бизнес-центров.

Железную ограду межвузовского спорткомплекса можно было бы заменить лёгким еврозабором

Чем заменить забор и как должна выглядеть его альтернатива?

Любые архитектурные решения должны соответствовать потребностям маломобильных граждан. Действующие на бумаге СанПиНы и законы расскажут, как это сделать. Решения также должны приниматься с участием членов организаций людей с инвалидностью.

Дизайн ограждений вдоль каналов и рек должен быть единым на протяжении всей артерии с обоих берегов. Заборы вдоль водоёмов требуются не всегда. Спокойные каналы можно оставить доступными для людей или хотя бы сделать спуски к воде. Чтобы отбить у людей желание прыгать в реки с опасным течением стоило бы оставить максимально доступные пляжи. Раньше такие были в Национальном парке и парке Гафура Гуляма, на озере Бахт.

Все ограждения следует красить в чёрный цвет. Он хорошо сочетается с другими цветами, поэтому не испортит внешний вид зданий и общественных пространств. В отличие от парадного белого, чёрный лучше переносит внешние воздействия.

Авторский контроль — редкое явление в наших краях. Зачастую исполнители проекта по разным причинам не следят за точным выполнением проектов. Поэтому нам нужно однозначно прописать требования к объектам малой архитектуры, чтобы не оставалось места самодеятельности.

Нельзя устанавливать и красить столбики, заборы и другие объекты в отрыве от окружающей среды. Если у нас уже есть здание в классическом стиле, ставить рядом с ним пластиковые цветы — плохая идея. Красить столбики в жёлтый или зелёный в общественной зоне, выдержанной в национальном стиле, — тоже так себе креатив. В таких случаях всегда поможет чёрный.

Все соседствующие объекты должны быть в гармонии друг с другом. Можно даже придумать цветовое кодирование, когда в каждом районе есть свой нейтральный цвет для альтернативных заборам объектов.

Творческий подход к безопасности позволил фактически замаскировать ограду в виде элемента архитектуры. © Rasmus Hjortshøj
Хороший пример использования пространства, в том числе его разделения без использования традиционных оград. © Spackman Mossop Michaels
Спроектированная набережная не использует ограждение вдоль дороги, потому что ограничение в городе — 50 км/ч и пешеходная зона отделена газоном и велодорожкой. © Arthur Cordeiro

Красить малую архитектуру из камня или бетона не нужно. Это может требоваться, если хочется избежать преждевременного износа. От этого, кстати, спасают качественные натуральные материалы. Объекты из них выглядят органично и не требуют окраски. Такие конструкции впишутся в городскую среду с большей вероятностью, чем самостоятельно окрашенные.

Тит Флавий Веспасиан «рассказывает» о надписи на заборе в Помпеях
«Я удивляюсь тебе, стена, как могла ты не рухнуть, а продолжаешь нести надписей столько дрянных»?

Бордюры, малая скульптура, цветочники и другие объекты малой архитектуры, которые разделяют пешеходную зону от проезжей, должны производиться из натуральных материалов. Это может быть камень, дерево, металл, бетон или стекло, даже если сильно хочется пластик. Пластиковые материалы выглядят дёшево, быстро изнашиваются и требуют регулярного обновления. Мы уже знаем, что менять разрушенный пластик у нас не любят.

Чтобы оградить пешеходную зону (тротуар, площадь, сквер) от проезжей, нужно использовать стационарные тротуарные столбики. Если отливать их из чугуна, нержавеющей стали или бетона, потомкам достанется великое прошлое. Высота такого барьера должна составлять 80-100 см. Такие не будут сильно выделяться в городской среде, но и не заметить их будет сложно.

Расставлять столбики стоит на таком расстоянии друг от друга, чтобы не пришлось снимать ролик о плохих водителях, паркующихся на тротуарах. Для спецтехники можно предусмотреть специальный проезд, где столбики будут расставлены шире.

На усмотрение архитектора пешеходную зону от проезжей допустимо отделять полусферами из натуральных материалов. Мы уже знаем, почему они лучше. Не стоит заниматься пэчворком — на одном участке полусферы должны быть одинаковыми. Мы не хотим видеть на тротуарах Tahoe. Поэтому диаметр полусфер должен быть не меньше 35 см. Иначе проедет даже «Тико».

Улица парка «Ташкент-сити».

Часто водители позволяют себе присвоить кусок общественной земли, установив парковочный барьер. Возможно, разрешение на это даёт ТЧСЖ или махалля. Парковаться в таком месте может только тот, у кого есть доступ к замку. Пресекайте такую наглость — индивидуальное парковочное место стоит дорого.

Такие барьеры для парковки можно использовать только там, куда можно попасть по особому приглашению. Мы не гуляем по частным участкам, охраняемым территориям, складам и военным полигонам. Нам точно не хочется гулять на стоянках, поэтому барьеры для парковки следует делать исключительно там, где нет праздного пешехода, а не под своим окном у подъезда.

Один из дворов в Юнусабадском районе

Когда вам захочется установить ограждения по периметру своей территории или, не дай бог, укрыться за воротами на въезде в квартал с многоэтажным жильём, подумайте, как вас спасать скорой помощи, милиции или пожарным. Запретите себе ограничивать проезд спецтехники ради своего блага.

Бывает, что нужно временно разделить территорию на зоны или оградить пешеходов от транспорта на время ремонта тротуара. В таких случаях можно прибегнуть к переносным столбикам и другим ограничителям.

Для парков и спортплощадок вместо металлического забора рекомендуется использовать легкие незаметные конструкции: например, сварные оцинкованные панели (еврозабор).

  1. Сравним частокол стадиона «Текстильщик» с еврозабором на следующей фотографии. 2. Еврозабор тоже может быть высоким. Но визуальный шум он почти не создаёт

Например, забор вокруг футбольного поля на стадионе «Текстильщик» лучше заменить на еврозабор аналогичной высоты. Сейчас там используется стандартная тяжелая конструкция. Она бросается в глаза и портит внешний облик города, хотя могла бы быть незаметной.

Все перечисленные альтернативы вносят разнообразие в городской ландшафт, обозначают границы, разводят пешеходные потоки и отделяют проезжую часть дороги от тротуара, сохраняя свободу пешеходов.

Очень длинная, но необязательная ограда вдоль Олимпийского комитета. Никакие витиеватые узоры не оправдывают существование ограждений. Забор — все равно забор, даже если с художественной ковкой.

Вы приблизили третий Ренессанс, когда убрали ограду вокруг своего палисадника. Используйте вместо железа живую изгородь. За ней придётся ухаживать, но вы же и без неё поливали то, что охраняли ваши кованые ограждения.

Решётка еще никого не спасла от настоящих проблем — достаточно вспомнить Кыргызстан. Зато всё остальное время она портит внешний вид города или двора. Разве хочется жить в месте, где все время напоминают, что тебе не рады?

Если какой-то чиновник решится предложить пять своих благих инициатив, пусть одной из них будет ликвидация заборов. В чистом поле лучше видно героев. Равнодушные предпочитают спрятаться за забором.

Всю жизнь овца волков боялась, а съел её пастух.

Поделиться
Отправить
Запинить